«Сын стал реже уходить в себя, сошёл с антидепрессанта, ушла агрессия ко мне» [Из отчёта ау-мамы через 90 учебных дней]

размещено в: СВЕЖЕЕ | 0

В который раз убеждаюсь: в самом начале никогда нельзя точно предсказать, чем закончится каждое начинание. Даже если идешь по проверенному курсу с поддержкой опытных наставниц и выполняешь раз за разом практики, которые уже неоднократно сработали у других.

Хочу с вами поделиться изменениями в жизни студентки Татьяны (г. Москва), которая недавно закончила 1-й курс программы Mau-Therapy. Весь путь Татьяны (90 учебных дней) занял 7 месяцев, а стоило ли оно — посудите сами.

По итогам практик на отношения с мамой:
Было ДО: Я в состоянии «принимать в штыки», напряженная, с убеждением «только я права».
Стало ПОСЛЕ: Я чувствую себя мудрой и сильной: в состоянии признать и свою неправоту, не только мамину. В ходе практик попросила у мамы прощения за ту огромную боль, которую нанесла ей ненароком, но до практики у меня не было ресурса это признать.

Как написала сама Татьяна:
— Стала мудрее в отношении женщин своего рода
— Во всей глубине осознала значимость мамы для моей судьбы и судьбы каждого человека
— Осознала, что все мои невзгоды с мамой и ау-сыном нужны были мне для того, чтобы дойдя до невыносимого состояния, я могла освободить и ребенка, и себя, и своих будущих потомков от того асфальтового катка, под которым нахожусь сама и находилась моя мама
— Стала задумываться о своих детях как о Душах, которые я люблю с самого зачатия. И которые так же любят меня. А не оправдывают ожиданий, потому что над ними тоже властвуют подсознательные механизмы
— Стала теплее, бережнее, более чутко относиться к собственным детям. Стала задумываться о своих детях как о Душах, которые я люблю с самого зачатия. И которые так же любят меня. А не оправдывают ожиданий, потому что над ними тоже властвуют подсознательные механизмы
— Осознала, что переполнена страхами, и мои страхи влияют на моих детей. И отказалась от кучи страхов, которыми была переполнена моя жизнь: страх быть плохой дочерью и матерью-несчастной неудачницей, страх отпустить контроль и страх внезапности, страх что-либо чувствовать и доверять себе и своим чувствам, и еще куча других (триместр оказался урожайным на отпускание страхов).
— Отказалась делать за ау-сына его уроки, думать и решать за него. Предоставила возможность самому столкнуться с проблемой и попробовать решить ее самостоятельно.Приняла свои новые ресурсы.
— Осознала, что у несчастной матери дети не могут вырасти счастливыми людьми. Это вне силы материнской любви. Отказалась от роли Спасателя и вышла из треугольника «Жертва-Агрессор-Спасатель».

Касательно ау-сына Татьяна чувствовала «беспросветность, ведь уже перепробовала много средств (психиатры, психологи, остеопаты, безглютеновая и бесказеиновая диета, но самое главное — постоянное натягивание в учебе)».

Кому из вас это знакомо?
Ведь мы это читаем в каждой даже не второй — в каждой первой анкете! 

Мама для своего ребёнка чего только не перепробует. Крым и Рым пройдёт, как говорится.

И горьким горем для Татьяны было, что
«удовлетворительного и стабильного улучшения состояния достичь не получалось». 

Вступая в программу Mau-Therapy, Татьяна была бы рада, если бы у сына повысилась мотивация к учебе и к чему-то новому.
А в итоге Татьяна написала про такие подвижки:

Вот что изменилось у сына:

— Полностью исчезла агрессия по отношению ко мне, не скандалит со мной, как равный.
— Вернулся (может, частично) на место моего хоть и большого, но ребенка
Удалось плавно свести сына  с антидепрессанта и вдвое уменьшить дозу нейролептика
— Иногда стал засыпать за 15-30 минут (проблема с тяжелейшим засыпанием стоит уже несколько лет).
— Иногда может практически сам сделать какое-то простенькое домашнее задание.
— Усвоил, что у мамы теперь на 1-м месте не он и его уроки, его завтрак, а ее собственные интересы. Больше не скандалит. Однажды даже кулаком по столу мне стучал, как заправский мужик=взрослый, а потом вдруг голос дрогнул, заплакал. Я восприняла как возвращение на роль моего ребенка. И больше у нас по этому вопросу проблем не было. Теперь мои интересы уважаются.
Стал реже уходить в себя и начал адекватнее принимать участие в общем разговоре.
— Вместо «да» стал иногда употреблять «угу» с легким кивком. Кто знает аутистов, тот согласится, что это нетипично.

Не буду скрывать, что такие глобальные перемены даются непросто, участницам курса бывает тяжело и они чувствуют сильную усталость. Ну сами видите — на 90 заданий ушло больше полугода. Но любой курс раньше или позже заканчивается, усталость проходит после качественного отдыха (который становится намного проще себе позволить), а новое качество жизни останется с вами навсегда.

Теперь буду с нетерпением ожидать, что же напишет Татьяна в итоговом за второй курс программы, если уже на первом получилось кардинально улучшить и состояние сына, и отношения с мамой и со всеми детьми.

P.S. А вы готовы начать свой путь и пройти его от начала и до конца?
Не терпеть день за днем очередные трудности, а сделать так, чтобы они постепенно разруливались и уходили?
Я желаю вам так же удивиться, как и Татьяна в конце первого курса, когда вместо минимального повышения мотивации к учебе и к новому у сына, она получила целый букет приятностей и полезностей в жизни.

Всегда ваша,
Лиана Димитрошкина.

Оставить ответ